Борис Обо_рон_цов (gbrfljh) wrote,
Борис Обо_рон_цов
gbrfljh

Categories:

П.Шипилин. Мем о доброй старой Англии, ея королях и феодалах

Журнал GQ опубликовал потрясающий текст: анонимный русский
выпускник Оксфорда рассказал о кастовости британского общества,
об этой тайне за семью печатями, сохраняемой веками.
Разумеется, он так и не узнал об английской аристократии всего
— не так-то просто докопаться до правды.
Тем не менее, догадаться можно о многом.

А я кое-что добавлю.

Шестой герцог Вестминстерский Джеральд Кавендиш Гросвенор был
самым богатым аристократом Англии и близким другом королевской семьи.
Фото отсюда.

Как вы, возможно, заметили, меня давно интересует, как устроено
государственное управление в Британской империи. Уже давно
понятно, что власть Короны безгранична и абсолютна,
она лишь мимикрировала за последний век,
сделав правильные выводы
после падения Российской, Османской, Австро-Венгерской
и Германской империй. Теперь Великобритания делает вид, что
является демократией, а роль королевы в управлении —
исключительно ритуальная

.

На самом деле, это совсем не так, о чем я написал в посте
Абсолютно конституционная монархия еще в 2013 году,
а в прошлогоднем постеАнатомия Brexit развил эту тему.

Но могу сказать, что правду о Великобритании разыскать сложно —
на официальных сайтах она дается дозировано, ровно в тех пределах,
которые хочет о себе рассказать Корона. Я, можно сказать, собираю
ее по крупицам. Одна из этих крупиц — упомянутая выше статья,
которую рекомендую прочитать полностью. Хоть я и подобрал
самые, на мой взгляд, интересные тезисы, но многое копипастить
не стал, чтобы не утяжелять текст. А там тоже есть любопытные
моменты — например, о нравах современной британской элиты.

●  Подлинная миссия оксфордского образования — не академическая,
а культурно-политическая и воспитывает не ученых, а кадры.
Дипломатов, светских львов, банкиров, юристов, высшие
армейские чины. Оксфорд — в первую очередь инкубатор
по воспроизведению английской элиты, окончательно заточенный
в XIX веке под бесперебойное обеспечение Британской империи
управленцами и претерпевший с викторианских времен
скорее косметические изменения.

●  Традиция сохраняется: вся система обучения и
времяпрепровождения до сих пор целиком подстроена под дворянство,
составляющее на сегодняшний день около 50 процентов учащихся.
Это выпускники элитных частных школ типа Итона и Вестминстера,
которых по Англии от силы 10 процентов всех учебных заведений.
Навязанные извне 50 процентов — все эти «талантливые
черные математики из неблагополучных семей» — равноправно
крутятся в инкубаторе три года, напоследок гордо фотографируются
с дипломом и счастливыми родителями, после чего возвращаются
в ту же среду, из которой вышли три года ранее. Они пополняют
ряды учителей, мелких госслужащих, офисных работников.
Переезжают обратно к родителям в валлийское село
с невыговариваемым названием. Остаются на аспирантуру.
А их недавние соседи по общежитию и друзья по фейсбуку
уходят в дальнее плавание по коридорам власти. Больше
они никогда не пересекутся.

●  Последнее крупное внутреннее потрясение для Англии
— гражданская война XVII века. С тех пор классовая система
претерпела минимальные изменения, и, когда попадаешь
в Оксфорд, это быстро становится очевидно. Михалковы —
не династия; династия — это когда выясняется, что
средневековая столовая, в которой мы обедаем, была
построена в XVI веке на деньги предка моего однокурсника,
что у предка была та же фамилия, которую он не преминул
высечь на стене столовой, и что в тех редких случаях,
когда мой однокурсник ужинает в столовой, а не в ресторане,
он предпочитает сидеть под данной надписью.

●  Отличительных черт высшей касты бесчисленное множество.
Во-первых, это пуленепробиваемая уверенность в себе
(скорее спокойное сознание собственного превосходства,
нежели хамоватая самоуверенность — эта вылезает
только во время попоек). Во-вторых, это мгновенно
узнаваемая речь: так называемое RP-произношение
(в народе — Queen’s English), интонации и слова-маркеры,
сами по себе подчеркивающие принадлежность говорящего
к элите. В-третьих, внешний вид. Как и русского туриста
в Европе, выпускника британской частной школы в Оксфорде
можно безошибочно угадать со спины. Угадать по как бы
небрежно и случайно, а на деле тщательно всклокоченной
шевелюре, атлетическому телосложению (регби плюс гребля)
и шмоткам в диапазоне от чересчур очевидных
Abercrombie & Fitch / Jack Wills (низшая планка) до сшитых
на заказ розовых брюк от оксфордского портного
с Turl Street с желтым пиджаком, голубыми носками и
антикварной тросточкой (высшая планка).

●  Наивные студенты из простых смертных поначалу еще
пытаются завязать знакомства с верхами и даже целый месяц
«для галочки» занимаются греблей, но, наткнувшись на стену
из вежливого безразличия и осознав бесплодность своих усилий,
быстро прекращают попытки войти в круг избранных.

●  Даже маршруты, которыми передвигаются по Оксфорду
феодалы и вассалы, настолько разные, что порой кажется,
будто они живут в разных городах.

●  Белая кость не презирает средний класс, она просто его
не замечает. Пролетариат и деклассированные элементы
как минимум интересны в той же мере, в которой
английским путешественникам XIX века была интересна
аномальная длина клиторов у представительниц
африканских племен.

●  Аристократы оказались начисто лишены основных
инстинктов, в первую очередь — навыка разговаривать
с простыми людьми. Все школьные годы они были
изолированы от внешнего мира в пансионе среди
бескрайних английских полей. Мир за пределами школы
представлялся им опасным и экзотичным, окраины
Оксфорда — чуть ли не Бронксом, а покупка пакетика плана
— серьезной уличной миссией.

●  Чему меня научил Оксфорд? Узнавать аристократов
со спины. Продавать траву. Играть в опереточного русского.
Научил тому, что социальная сегрегация — это правильно
и хорошо. Я по-прежнему не обладал какими-либо
значимыми связями в английской элите.

Эта удивительная статья показывает, что британская
аристократия невероятно богата и связана с Короной
невидимыми нитями. Эти нити дают как Короне,
так и аристократии уверенность в своем завтрашнем дне.
Веками.

Но статья не дает ответа на давно интересующий
меня вопрос: почему они так уверены друг в друге?

Представители элиты, конечно, иногда где-то работают
— разумеется, в престижных местах, чаще всего
расположенных в Лондонском Сити, и все эти места
тщательно вписываются в их биографии, как бы
подчеркивая земное происхождение состояний.
Но, конечно, не зарплата определяет их постоянный
и весьма внушительный доход. Который позволяет
отдавать детей в дорогостоящие и до сих пор закрытые
от посторонних глаз частные школы, содержать
крупные поместья, нанимать прислугу. Тогда что же?

Чтобы получить ответ, нужно знать главное:
кому принадлежит земля. Вот что удалось выяснить
Афтершоку: «Вся земля в Англии и Уэльсе
принадлежит
Королеве, из чего следует, что остальные
могут лишь
иметь право владения, пользования
и распоряжения землей
на определенный период времени».

Чтобы прийти к этому выводу, автору понадобилось
целое исследование.

Я же говорю, Корона тщательно
оберегает свои секреты.

Как и «Афтершоку», мне тоже кое-что удалось выяснить
(в том числе беседуя с компетентными людьми).
Корона давным-давно распределила землю Англии и Уэльса
между аристократическими семьями, как бы передав им
участки в аренду на длительный (чуть ли не до 900 лет срок).
В свою очередь, дворяне сдают землю под различные нужды
и на разный срок предприимчивым людям (в том числе
иностранцам) и получают доход с любой недвижимости,
построенной на их земле, — отелей, ферм, шахт, дорог,
квартир, домов и даже небольших пабов и автомастерских.
У кого-то дела идут хуже, у кого-то лучше, но Корона
никогда не остается внакладе.

По сути, Великобритания — это феодальная страна,
которая убедила весь мир в том, что является демократией.
Но, думаю, подданные Ее Величества догадываются,
что это вовсе не так.

В прошлом году Шестой герцог
Вестминстерский Джеральд
Кавендиш Гросвенор умер.
Он прочно занимал довольно
высокую строчку в списке
Форбс как самый богатый
аристократ империи —
его доход составляет примерно
13 млрд долларов. Крупнейший
землевладелец страны имел
собственность в Эдинбурге,
Ливерпуле, Оксфорде, Кембридже,
Саутгемптоне и Чешире,
включая родовое гнездо в Eaton Hall, а также 300 акров
в самых престижных районах центрального Лондона
— Mayfair и Belgravia.

Его титул и собственность унаследовал единственный
сын Хью. Этот 26-летний молодой человек стал
Седьмым герцогом Вестминстерским. Видимо,
о таких, как он, и написал наш соотечественник,
учившийся в Оксфорде и общавшийся с британской элитой.

Не сомневаюсь, что Хью унаследовал и связи
в Букингемском дворце.

С самого своего рождения Хью был обеспеченным человеком.
Такими же обеспеченными от рождения и весьма
влиятельными станут его дети, внуки и правнуки,
которые унаследуют состояние и титул семьи.
Они и такие как они будут ходить по коридорам власти,
занимая самые престижные кабинеты. И не пустят
в свой закрытый от посторонних глаз круг выскочек
и нуворишей, какими бы богатыми они не были.

Как и отец, Хью никогда не расскажет, какие именно
товарно-денежные отношения связывают
старинные роды Гросвеноров и Виндзоров.
Но они, безусловно, есть. И составляют основу
могущества Короны.


Tags: #Гейропа, #Запад, #Информация, #История, #Политика, #Сегодня, #Экономика, Манипуляции, Олигархи_банкиры_итд., Экзотика, Эссе и статьи
Subscribe

promo gbrfljh may 3, 2019 04:32 Leave a comment
Buy for 10 tokens
Существует 5-кратная разница по ВВП на душу населения между Украиной и Россией (естественно, в пользу России), - заявил человек из центра Карнеги... (Фамилию произнесли нечётко. Баунов? Эхо, Особое мнение. 16.о4. 19). #Россия #Украина #экономика #Карнеги
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments