February 3rd, 2020

Колонна первая или пятая?

Писатель А.Проханов на "Эхе Му":
(...) А.Проханов― Мы сделали первые два шага, мы построили какое ни на есть государство на страшном пустыре, где дымились кости и развалины.

А.Нарышкин― Да где же был пустырь?

А.Проханов― Где же? Я бы вас провёл по заводам, которые в 90-е годы превращались в груды развалин, я бы вам показал флот, который продали как металлолом за границу. Показал бы ученых, инженеров, которые стояли, продавая китайские игрушки. Вы не помните это время, так поверьте старикам. Мы, старики, все помним.

Поэтому сначала сделали государство. Оптом обеспечили это государство с военной точки зрения, безопасность, — в противном случае нас постиг бы, конечно же, удел Ливии. Ирака, Сирии и, конечно же, Югославии. А теперь занимаемся латанием дыр. После пушек сейчас масло.

А.Нарышкин― Политическая конкуренция предусмотрена где-то?

А.Проханов― Она предусмотрена на «Эхе».

А.Нарышкин― Мы не политическая организация.

А.Проханов― Вы? Абсолютно политическая организация.

А.Нарышкин― Да господь с вами.

А.Проханов― Вы больше, чем партия.

А.Нарышкин― Да ну, бросьте. Не может быть.

А.Проханов― Не маскируйтесь, не мимикрируйте. Вы мощнейший культурно-политико-философско-идеологический субстрат.

А.Нарышкин― Еще «пятой колонной» назовите нас.

А.Проханов― Это вы сказали. Какая вы «пятая колонна», ну что вы? Вы первая колоннаCollapse )
promo gbrfljh may 3, 2019 04:32 Leave a comment
Buy for 10 tokens
Существует 5-кратная разница по ВВП на душу населения между Украиной и Россией (естественно, в пользу России), - заявил человек из центра Карнеги... (Фамилию произнесли нечётко. Баунов? Эхо, Особое мнение. 16.о4. 19). #Россия #Украина #экономика #Карнеги

Преподобный Максим Исповедник, моли Бога о нас...


Преподобный Максим[1]родился в 580 году в знатной константинопольской семье[2]. Обладая выдающимся умом и редкими способностями к высоким философским размышлениям, получил блестящее образование и избрал карьеру политика. В 610 году, когда на престол взошел император Ираклий, он оценил значимость Максима и его христианские добродетели и сделал своим первым секретарем.

Однако слава, власть и богатство не смогли угасить в Максиме желание, которое он лелеял в своем сердце c юности, – вести жизнь, соответствующую истинной философии. Через три года он оставил должность и пустые почести мира сего и стал монахом в обители Богородицы в Хрисополе под Константинополем.

Превосходно подготовленный к духовной брани размышлениями над Священным Писанием и изучением отцов Церкви, преподобный Максим быстро восходил по лестнице добродетелей, ведущей к блаженному бесстрастию. Он умело обуздывал c помощью аскезы порывы вожделения, мягкостью гасил в себе раздражительность, освобождая таким образом душу от тирании страстей, питал ум молитвой, постепенно поднимаясь к высотам созерцания. В тишине кельи преподобный Максим, склонившись над бездной сердца, созерцал в себе самом великую тайну нашего спасения. Ту тайну, в которой Слово Божие, направляемое бесконечной любовью к людям, снизошло до единения c нашей природой, отделенной от Бога и расколотой в себе самой нашим самолюбием, снизошло, чтобы восстановить в ней целостность, чтобы среди людей воцарился гармоничный союз братского милосердия и чтобы людям открылся путь единения c Богом, ибо «Бог есть любовь» (1 Ин. 4: 16).

Проведя десять лет в безмолвии, преподобный Максим вместе c учеником Анастасием перебрался в маленький монастырь святого Георгия в Кизике. Там он положил начало своим первым произведениям: аскетическим трактатам о борьбе со страстями, о молитве, бесстрастности и святом милосердии. В 626 году совместное наступление персов и аваров на Константинополь (отраженное благодаря чудесному вмешательству Божией Матери[3]) вынудило монахов покинуть обитель.

Для преподобного Максима настал новый период жизни – скитания ради истины. Отныне он должен был и поступками, и в произведениях нести свидетельство о Божественном милосердии в византийский мир, оказавшийся на грани катастрофы из-за персидских набегов. Некоторое время преподобный Максим провел на Крите, где начал борьбу за православную веру, выступив против монофизитских богословов.


Collapse )