March 3rd, 2021

Зачем?

Дьякон Кураев А.В. зачем-то решил плюнуть в священномученика Сильвестра.
Комментарии:

Однако после того, как были обретены мощи, были проведены экспертизы, результатом которых: 1. Мощи признали останками епископа Сильанстра. 2. По результатами медицинского исследования СК возбудил уголовное дело, как умышленное убийство. ОТВЕТИТЬ
(КУраев:) > О кончине архиепископа от указанного заболевания сообщается в Книге регистрации актов гражданского состояния о смерти по 3-у району Омска за 1920 год. <<

А что там могло быть написано? — "истязавши пытки страшныя привменяху и гвоздьми острыми, яко стрелы израняху твое честное тело даже до крове"?    ОТВЕТИТЬ
Замученных в застегках чк не выдавали для захоронения в соборе ОТВЕТИТЬ
Возможно, это — аргумент.
Хотя, в наших краях расстрелянных глубокой осенью за городом попросту бросили на месте. Снегом к утру засыпало.
Но некоторых ночью отважились забрать. Так, иерея близлежащего села забрали тамошние жители и погребли у стен храма.
Останки остальных уже по весне свалили в траншею и сравняли.
Да и что мешало отдать истерзанное тело? Стеснительностью эти упыри явно не отличаются.

Я не утверждаю, что так поступили именно с архиеп. Сильвестром.
Только пытаюсь отметить недостоверность такого рода актов.
Collapse )
#Кураев          #святые             #кощунство        
promo gbrfljh may 3, 2019 04:32 Leave a comment
Buy for 10 tokens
Существует 5-кратная разница по ВВП на душу населения между Украиной и Россией (естественно, в пользу России), - заявил человек из центра Карнеги... (Фамилию произнесли нечётко. Баунов? Эхо, Особое мнение. 16.о4. 19). #Россия #Украина #экономика #Карнеги

Ответ Е.В. Пригожина::

Пресс-служба компании "Конкорд"
#317 Запрос от редакции РИА "Накануне.RU" и ответ:
ЗАПРОС:
На прошлой неделе ФБР предложило награду в размере до $250 тыс. за сведения, которые приведут к аресту Евгения Викторовича Пригожина. Сейчас в СМИ много комментариев по этому поводу, особенно из-за рубежа, в том числе от Михаила Ходорковского. В связи с эти просим его ответить на несколько вопросов:
Уважаемый Евгений Викторович!
Почему Вас так тщательно разыскивает ФБР? Каковы шансы у ФБР Вас задержать?
Просим Вас прокомментировать ажиотаж вокруг этой темы, ведь, насколько мы понимаем, Вам не предъявлено конкретного обвинения.

ОТВЕТ:
Публикуем комментарий Евгения Викторовича: Свернуть
"В 2018 году прокурор Мюллер обвинил меня во вмешательстве в американские выборы, после чего, поняв бессмысленность процесса, подал в отставку. Я выиграл в Америке все суды, беспощадно разгромив обвинение. Постановление суда гласит: преступления не было. Дело закрыть ввиду отсутствия смысла. «Конкорд» и Пригожин невиновны.  
Collapse )#Пригожин           #патриоты         #либералы        #Америка      #Россия

Больные?


  • v_tretyakov

  •  



  • Больные, и не лечатся...
Рекомендую сегодняшний "Вечер с Соловьёвым". О русофобии Запада.
Я выдвинул гипотезу, что русофобия Запада - это неизлечимое политическое психическое заболевание. Поэтому вести себя с этими людьми (в т.ч. на переговорах) нужно как с больными. С буйными - только с позиции силы. Но и тихих излечить уже нельзя. Лучше вообще дел не иметь, но если приходится, то окунать в их собственные комплексы, либо мягко наказывать: оставим без сладкого и пр.
Финал дискуссии показал, что моя концепция работает, на что я и указал.

+++

Академик Борис Раушенбах о науке и вере в Бога

Борис Викторович Раушенбах — советский и российский физик-механик, один из основоположников советской космонавтики. Раушенбах – герой Социалистического Труда и лауреат Ленинской премии.

18 января 1915, (Петроград) — 27 марта 2001, (Москва)
18 января 1915, (Петроград) — 27 марта 2001, (Москва)

Фрагмент беседы Бориса Раушенбаха с журналистом Андреем Карауловым:

– Борис Викторович, вот вы – математик, всю жизнь отдали космосу и ходите в церковь. Одно не мешает другому?

– С чего бы вдруг? Это в советских книгах писали, что “наши космонавты туда летали и никакого Бога не видели”. Сама постановка вопроса показывает какую-то прямо-таки дубовую неграмотность наших писателей-атеистов. Вот Ньютон был верующим человеком, но обратите внимание, построив модель Солнечной системы, он не поместил в нее Бога.

Бог пребывает в неком мистическом пространстве, и это прекрасно понимал Ньютон. Поэтому космонавты Его не встречали, но они и не должны были Его встречать.

Когда говорят “иже еси на Небесех”, это совсем не означает, что Бог находится в 126 км от поверхности Земли… Кстати, Ньютон – родоначальник нашей науки. А ведь он был крупным богословом своего времени. И богословских трудов у него столько же, сколько научных… Возьмем XX век. Планк. Отец современной физики, ввел квант – и тоже верующий! Как же можно говорить, что наука и вера несовместимы?

Академик Борис Раушенбах о науке и вере в Бога

– Но разве Церковь не преследовала ученых?

– Нет.

– А Коперник?

– Эта легенда – просто бред. Если хочешь знать, Коперник занимал высокое положение в церковной иерархии: он был каноником, проще говоря – заместителем епископа. Его учение действительно подвергалось жестким атакам, и он был высмеян и объявлен неучем, но не Церковью, а… гуманистами, которых теперь все считают светочами прогресса. В Европе даже шла комедия, автор которой был гуманистом и где главным персонажем был выставлен дурак, утверждавший, что Земля вращается вокруг солнца.

  Николай Коперник ,польский астроном, экономист, механик и математик, живший в эпоху Возрождения.
Николай Коперник ,польский астроном, экономист, механик и математик, живший в эпоху Возрождения.

-Значит, гуманисты преследовали Коперника за то, что он – верующий?

– Нет, его преследовали за “антинаучность”. Понимаешь, в те времена астрономия имела большое значение, ею пользовались сотни и тысячи астрологов. Составляя гороскопы, надо было вычислять положение планет на различные даты, и эти вычисления показали, что гелиоцентрическая схема Коперника хуже согласуется с наблюдениями, чем геоцентрическая схема Птолемея. И гуманисты, считая, что “практика – критерий истины”, объявили учение Коперника вздором.

– Но я читал, что поздний выход книги, совпавший со смертью Коперника, спас его от костра…

– Глупейшее утверждение!

Collapse )
#христианство      #Православие         #наука      #атеизм  

Неделя мясопустная о Страшном Суде



Страшный СудСтрашный СудПроповеди

Толкование Евангелия, статьи

Вопросы священнику

Иконография Страшного Суда

Записи богослужений

Великий Пост

berlin

Александр Проханов (интервью) // «Литературная газета», №8, 24 февраля 2021 года

Александр Проханов: «Мы уже живём в Пятой империи»

О России, русской мечте, русской литературе и русской истории.

Во все времена — и в брежневский «застой», и в горбачёвскую «перестройку», и в «новой» России — он держался особняком, не входил ни в какие партии, политические и писательские тусовки. Но и не отгораживался в башне из слоновой кости от жизни страны и народа. Он — русский писатель, Россия — его главная любовь, главная боль, главная тема. Сам он называет себя русским имперцем, имперским националистом и государственником. К его слову прислушиваются, потому что он говорит правду, пусть и не всегда приятную. 26 февраля у нашего знаменитого писателя — день рождения, к этой дате и приурочена обширная беседа. «Литературная газета» поздравляет Александра Андреевича, нашего друга, наставника и коллегу, ведь бывших «литгазетовцев» не бывает.



— Давайте начнём с вашего прихода в литературу. Вы как-то назвали самым первым своим успешным рассказом «Свадьбу», опубликованную в 1967 году. Как вам этот рассказ сегодня — с высоты писательского да и жизненного опыта?

— Он вошёл в самую первую мою книгу «Иду в путь мой», изданную в 1972 году с предисловием Юрия Трифонова. Это до сей поры моя самая любимая книга, я часто беру её в руки и даже нюхаю, — мне кажется, она пахнет теми дуновениями начала 70-х. Есть там и один из первых моих рассказов — «Тимофей», о слепом человеке. Те, первые, мои работы были, возможно, наивными, но и очень искренними. Возможно, это лучшее из написанного мною за все годы — может быть, оттого, что написано это юным, верящим, обожающим и наивным сердцем.

— Вы можете назвать Трифонова своим литературным учителем? Ведь это он рекомендовал вас в 1972 году в Союз писателей?

— Я не могу назвать его учителем, потому что мы с ним обитаем на абсолютно разных творческих полюсах. Но он мой благодетель. Эта первая книга и появилась благодаря ему. Трифонов прочитал в «Литературной России» «Свадьбу», она показалась ему интересной, он навёл обо мне справки и как-то позвонил: «Соберите всё, что вами написано, я посмотрю». Принёс я ему все свои рассказы, он передал их в издательство, написал к этой книге предисловие, и вот так родилась книга «Иду в путь мой». Первое время Трифонов опекал меня, но он был писателем «социальным», у него прекрасные социальные драмы, и все его изумительные повести пронизаны особой трифоновской печалью, и дым костра всё время клубится на страницах его повестей. Но я занимался государством, это была моя тема. А Трифонов как-то сказал мне, что писатель должен заниматься не национальным, а социальным. И мы постепенно отдалились, Юрий Валентинович выбрал себе другого ученика — Владимира Маканина. Литературная критика, в те времена во многом тоже либеральная, обрадовалась, что у Трифонова появился такой преемник. Когда не стало Юрия Валентиновича, царствие ему небесное, эти люди писали, что, мол, «Трифонова нет, а есть Маканин». Со мной трифоновская энергия полилась по другому руслу — он увидел во мне художника, познакомил меня со многими писателями, и я ему очень благодарен. Кстати, в моём романе «ЦДЛ...» этот сюжет присутствует.

— У каждого начинающего литератора есть писатель, которому он на первых порах подражает. Давайте угадаю — для вас это были Платонов и Набоков?

— Тогда, в 60-е годы, было две эпидемии. Молодые писатели увлекались Хемингуэем и называли его не иначе как «старик Хэм». Я был подвержен этому влиянию, и мои первые работы — эпигонство. Потом — тут вы угадали, — наступила пора Платонова. Он тоже всех очаровал, ворвавшись из-под спуда в русскую, советскую культуру, и подчинил себе, кажется, всех. Многие стали писать «под Платонова», некоторые так до конца и не избавились от этого. У меня был рассказ «Красная птица», он оказался настолько «платоновским», что, когда я принёс его в «Литературную Россию», там стали наводить справки: нет ли, мол, у Проханова какого-то неизданного архива Платонова?.. Конечно, мне был интересен и Набоков, но он не оказался столь важным для меня как для художника. Я выжигал в себе эпигонство калёным железом. Знаете, это как наколки выжигают. Шрамы остались у меня до сих пор, но я выжег из себя и Хемингуэя, и Платонова, и Набокова. А помог мне в этом русский фольклор, у меня был такой «фольклорный» период, и моя первая книга «Иду в путь мой» пронизана фольклором.

— В конце 60-х годов вы были корреспондентом «Литературной газеты». Какой вам запомнилась та, прежняя «Литературка»?

— Как великая газета! Она состояла из двух больших блоков, задуманных Чаковским, — первая половина — социальная, а вторая — культурная. За счёт этого удалось охватить огромные массы читателей. Это газета, которая готовила перестройку. Я был во многом чужд этим построениям, но для меня это интереснейший период жизни. Редакция посылала меня, кажется, во все горячие точки, как военный корреспондент я прошёл шестнадцать войн, делал репортажи из Анголы, Мозамбика, Эфиопии, Никарагуа, Кампучии, Афганистана, с острова Даманский в 1969 году.

— Насколько я помню, ваш репортаж с Даманского был одним из первых, где рассказывалось о подвиге наших пограничников?

Collapse )


беседовал Григорий Саркисов

Продолжение разговора с Александром Прохановым — в следующем номере.